Альтернативное разрешение споров в уголовно - правовой сфере (восстановительное правосудие)


Баннер - АУ copy.jpg

Баннер - медиаторы copy.jpg

Яндекс.Погода


garant.jpg

баннер на сайт_медиация цпп.jpg

Untitled-1 copy.jpg




Альтернативное разрешение споров в уголовно-правовой сфере

(восстановительное правосудие)


 Дементьев О.М..JPG    

  Дементьев Олег Михайлович.

Председатель Третейского суда при Тамбовской областной торгово -  промышленной палате, член Международной Ассоциации Содействия Правосудию, ст. преподаватель кафедры уголовного права и прикладной информатики в юриспруденции ТГТУ.


По бытующему среди большинства российских юристов мнению альтернативное разрешение споров (АРС) тем или иным образом сязывается с правовыми конфликтами, возникающими в сфере гражданских и хозяйственных правоотношений.                   

    Это вполне объяснимо, так как  действующее законодательство -  ФЗ от 24.07.2002 N 102-ФЗ  «О третейских судах в Российской Федерации» и ФЗ от 27.07.2010 N 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)»  прямо относит гражданские правоотношения к сфере компетенции альтернативных форм разрешении споров, то есть к сфере так называемого «частного правосудия».

  С точки зрения юридической практики это мировоззрение не совсем соответствует действительности. В российском уголовном праве и процессе также существует нормативно урегулированный институт мирового соглашения, который, конечно же, не имеет отношения к третейскому разбирательству, но к «медиации» - как обобщенному термину примирительных, посреднических процедур, имеет отношение прямое.

  В настоящее время в Российских научных кругах достаточно оживлённо идёт дискуссия о новых формах реагирования на преступное деяние, необходимости перехода от стратегии «войны с преступностью» к стратегии «сокращения вреда», от «возмездной юстиции» к так называемому «восстановительному правосудию».

  Идея восстановительного правосудия состоит в том, что всякое преступление должно повлечь обязательства виновного по возмещению и заглаживанию вреда, нанесенного потерпевшему. Государство и социальное окружение потерпевшего и преступника должны создавать для этого необходимые условия. Восстановительный подход предполагает вовлечение и активное участие потерпевшего и виновного в деятельность по разрешению возникших в результате совершенного преступления проблем с помощью незаинтересованной, беспристрастной третьей стороны – посредника (медиатора). При этом необходимо отметить, что такая форма разрешения правового конфликта возможна только при  условии добровольного согласия сторон.

  В отличие от нашей «возмездной» нынешней системы правосудия, «восстановительное» правосудие фокусируется на трех группах участников: потерпевших от преступлений, правонарушителей и членов общества. Оно представляет собой растущее международное движение с относительно четким набором ценностей  и руководящих принципов для реализации их на практике. На данный момент  восстановительное правосудие в России находится в стадии становления, отсутствует правовая регламентация этой формы разрешения уголовно-правовых конфликтов. Восстановительное правосудие действительно представляет собой совсем другой способ реагирования на преступление путем более активного вовлечения в этот процесс потерпевших и общества.

  Потерпевшие в силу их статуса в уголовном процессе достаточно часто испытывают разочарование от нашей нынешней системы правосудия. Потерпевшие зачастую чувствуют себя жертвами дважды - во-первых, как жертвы преступления и, во-вторых, как жертвы системы уголовного правосудия, которая существует на их налоговые платежи.

  Еще одной чертой восстановительного правосудия является тот факт, что ужесточение наказаний для снижения уровня преступности в основном не оказывает серьезного влияния на криминальную ситуацию в обществе и государстве. Поэтому в настоящее время всё чаще обсуждается вопрос о пересмотре действующей карательной системы правосудия, поставив во главу угла не принцип жесткости наказания, а его неотвратимости и, что самое главное, восстановление нарушенных прав и интересов потерпевшего. 

  Восстановительное правосудие обеспечивает совершенно иной способ представлений о преступности и виктимизации. Вместо того, чтобы государство рассматривалось в качестве основной потерпевшей стороны от преступных деяний и отводя жертвам и виновным пассивную роль, как это имеет место в сложившейся парадигме карательного правосудия, восстановительное правосудие признает, что  преступления, в первую очередь, направлены против отдельных людей. Данная парадигма предполагает, что пострадавшие от преступлений, должны иметь возможность принимать активное участие в разрешении уголовно-правового конфликта. При осуждении преступного поведения, восстановительное правосудие подчеркивает необходимость уважительного обращения с правонарушителями и их реинтеграции в общество, что в конечном итоге должно привести их к правомерному поведению.

  Восстановительное правосудие более озабочено восстановлением прав и интересов, как потерпевшего, так и общественного интереса, чем дорогостоящего наказания виновного. Оно повышает значение потерпевшего в уголовном судопроизводстве путем его более активного участия в разрешении уголовного дела и  предполагает прямую ответственность виноватого перед конкретным человеком или обществом в случае посягательства на охраняемые уголовным законом их права и интересы.

   Восстановительное правосудие выражается в широком диапазоне тактик и практик, направленных на регулирование положения обвиняемых и потерпевших, в том числе поддержку потерпевших и оказания им юридической помощи, восстановление их нарушенных прав, применения примирительных процедур между обвиняемым и потерпевшим, общественные советы для определения соответствующих санкций, которые могут быть применены к обвиняемому. 

   О распространении медиативных процедур в уголовно-правовой сфере свидетельствует не только серьезная зарубежная практика, но и наличие немалого количества Рекомендации, Деклараций и Резолюций ООН и Совета Европы.

  К примеру, Рекомендация № R (99) 19 Комитета министров государствам-членам Совета Европы, посвященная посредничеству в уголовных делах, учитывает существование самых разнообразных форм и подходов к медиации и указывает, что «законодательство должно способствовать проведению медиации» и «посредничество в уголовных делах должно быть повсеместно доступной услугой… на любой стадии отправления правосудия». Статья 7 «Декларации основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью», принятая Генеральной Ассамблеей ООН 29 ноября 1985 года, предусматривает, что в тех случаях, когда это необходимо, следует использовать и неофициальные механизмы урегулирования споров, включая посредничество, арбитраж и суды обычного права или местную практику с тем, чтобы содействовать примирению и предоставлению возмещения жертвам.[1]

  По мнению А.В. Смирнова наряду с дискреционными полномочиями сторон и дальнейшим развитием публичных форм суда присяжных, медиационные процедуры являются основным каналом насыщения состязательного процесса новым содержанием, которое рассматривает власть как продукт коммуникации и участия всех заинтересованных субъектов, соотносит ее с условиями дискурсивного процесса формирования мнений и воли, управляемого аргументами.[2]

   Действующие сегодня нормы  уголовного и уголовно-процессуального законодательства позволяют освобождать от уголовной ответственности как до передачи дела в суд, так и в процессе судебного разбирательства. Эти нормы закрепляют право государства в установленных законом случаях отказаться от уголовного преследования. Собственно, условия такого отказа практически совпадают с теми, которые позволяют обычно прибегнуть к средствам восстановительного правосудия: раскаяние, возмещение вреда, признание возможности исправить ситуацию возникшего правового конфликта средствами общественного воздействия и общественной поддержки. Судья Конституционного Суда РФ в отставке Моршакова Т.Г. считает, что закон признает в определенных случаях возможность отказа государства от его обязанности опровергать презумпцию невиновности, это было признано не противоречащим конституционным принципам в постановлении Конституционного суда РФ от 28 октября 1996 года (в связи с регламентацией освобождения лица до суда от уголовной ответственности и наказания - без судебной процедуры его реабилитации, но при условии, что лицо не возражает против этого и что ему предоставляется право требовать признания его виновности или невиновности по суду).[3]

  Институт примирения в уголовном процессе предусмотрен ч.2 ст.20 УПК РФ по делам частного обвинения, а также по делам о преступлениях  небольшой и средней тяжести – ст.25 УПК РФ в случаях, предусмотренных ст.76 УК РФ.

   По мнению большинства сторонников внедрения восстановительного правосудия в российскую правовую систему, эти нормы уже являются предпосылкой для дальнейшего законодательного развития данного института.

   Данная статья имеет своей целью дать общее понятие восстановительному правосудию, привлечь внимание читателя к этой проблеме, вовлечь его в обсуждение этого нового для российской правовой системы института. 

   Более подробное освещение некоторых аспектов восстановительного правосудия и практика применения его методик  в России и за рубежом будут изложены в последующих материалах.

 

 

 

 

 



[1] Медиация в уголовном процессе. Размещено: http://pokolenie-lex.com/en/materials/articles/174-2010-04-23-13-24-45.html

[2] Смирнов А.В. Типология уголовного судопроизводства . Дисс. .... докт. юрид. наук. М., 2001.

[3] Морщакова Т.Г.  К дискуссии о восстановительном правосудии. Альманах «Неволя», приложение к журналу «Индекс/Досье на цензуру. 2005. № 4